БЛОГ ОРТОМЕД: "Нам удалось убедить многих в том, что аборт — это убийство"

Количество абортов за 2016 год сократилось на 58 тысяч случаев (8%), а за пять лет – на 250 тысяч (25%), заявила министр здравоохранения Вероника Скворцова, сообщает РИА Новости.
 
«Благодаря развитию при женских консультациях и родильных домах 1,5 тысяч кабинетов и центров медико-социальной и психологической помощи беременным женщинам, попавшим в трудную жизненную ситуацию, только за 2016 год число абортов снизилось на 58 тысяч случаев, на 8%, а за пять лет – на 250 тысяч случаев, на 25%», — сказала Скворцова в ходе итогового заседания коллегии Минздрава РФ.
 
Министр также подчеркнула, что таким образом здравоохранение вносит свой вклад в демографию не только за счет снижение смертности, но и за счет увеличения демографии через профилактику абортов и повышения доступности экстракорпорального оплодотворения.
 
Ситуацию прокомментировал в интервью «Русской народной линии» руководитель православного Медико-просветительского центра «Жизнь» протоиерей Максим Обухов
 
Здесь можно согласиться с тем, что хотя бы позволяют определенным образом сократить количество абортов. Это действительно так, но я должен сказать, что мы еще сделали недостаточно. У нас есть такой консенсус, согласие, несмотря на то, что позиция православной общественности по абортам очень сильно отличается от законодательства. Доабортное консультирование - это хороший способ профилактики абортов, что, возможно, приведет не только к снижению количества абортов, но еще к увеличению рождаемости. Минус один аборт, плюс одно рождение. Сейчас нет полного охвата доабортного консультирования. Это совершенно точно. Доабортное консультирование практикуется далеко не везде, потому что нет законодательной базы для этого, нет соответствующих ведомственных актов, которые бы принуждали медицинских работников проводить интенсивное доабортное консультирование или попросить того, кто это может сделать. Кроме того, эти цифры обнадеживают. Я думаю, что в будущем можно добиться большего результата. 
 
Роль православного сознания здесь решающая за счет того, что православные сами меньше делают абортов. Чем больше практикующих православных, тем меньше абортов. Нам удалось убедить большое количество людей в том, что аборт — это убийство, он недопустим по моральным соображениям. И даже тогда, когда аборты разрешили законом, то многие их категорически отказываются делать. 
 
В частности, я не вижу интенсивной поддержки доабортного консультирования со стороны Минздрава. Если говорить, что снижение числа абортов только заслуга Минздрава, это неверно. Обратите внимание, что открываются центы кризисной беременности, и многие центры кризисной беременности - очень эффективные организации и работают с 2000 года при поддержке Русской Православной Церкви, в том числе и при финансовой поддержке Русской Православной Церкви через наши ресурсы по грантам, в то время, как Министерство здравоохранения обладает гораздо большими финансовыми возможностями для проведения этой работы. 
 
Мало того, я могу привести примеры, когда невозможно открыть где-то центр кризисной беременности ввиду административных препятствий. В Москве нет почти нигде центров доабортного консультирования. Но сами по себе консультации имеют возможность это проводить. Существует ставка психолога. Любая консультация, любое медучреждение имеет необходимые ресурсы для того, чтобы охватить всех доабортным консультированием. Но это не делается. Также я не вижу, чтобы были какие-то конструктивные события. За много лет я действительно не вижу большой активности Минздрава в развитии доабортного консультирования. 
 
Возникает вопрос: а, может, чиновники на местах саботируют указания министра? На самом деле никаких реальных указаний министра нет. Существует регламент проведения абортов и существуют определенные правила проведения абортов. И обязательное доабортное консультирование не входит в их число. Пока наша бюрократическая машина не заработала на полную мощность. Поэтому есть ожидания, что после этих заявлений министра будут предприняты шаги по внедрению обязательного доабортного консультирования. Для этого есть и материальный, и административный ресурсы, а самое главное — политическая воля правительства и министра.
 
Что касается заявления о том, что демографическую ситуацию можно улучшить не только за счет снижения количества абортов, но и за счет увеличения ЭКО. Я с этим категорически не согласен, потому что ЭКО сопровождается гибелью эмбриона, и создание одного ребенка с помощью ЭКО  — это несколько детей, которые погибли от момента зачатия до эмбриональной стадии за счет неудачного приживания, то есть очень высокий процент отходов. На одного рожденного — несколько абортов. 
 
Кроме того, роль детей, рожденных в результате ЭКО, абсолютно ничтожна по отношению к демографической проблеме страны в целом. Количество детей, рожденных в результате ЭКО, очень мало. Но, в то же время, стоит обратить внимание, что на осуществление абортов уходит несколько миллиардов рублей в год. На ЭКО, последние цифры, которые я слышал, шлют порядка 5 миллиардов государственных дотаций из средств налогоплательщиков. Скорее всего, речь идет о больших суммах, до 10 миллиардов в год государственных денег, которые можно было бы направить на что-то более полезное, чем противоестественные ЭКО и аборты. На те же самые центры кризисной беременности в каждой женской консультации.
 
ЭКО — это не то, чтобы способ убийства, этот метод сомнителен с эстетической точки зрения, потому что он сопровождается гибелью эмбрионов. Это не секрет, и мы с этим не согласны. Но еще более сомнительно то, что на поддержку ЭКО идут астрономические суммы из государственного бюджета, притом, что родители сами за это готовы платить, что странно. Родители готовы платить за ЭКО зачастую, но… Вы можете себе подсчитать, что такое миллиард рублей? Если строительство дома обходится в 1 миллион рублей, то за 1 миллиард рублей можно построить одну тысячу домов для многодетных семей. У нас в стране существует проблема критической бедности многодетных семей. У нас есть бездомные многодетные семьи, которые находятся под угрозой отбирания ребенка. У нас есть проблема не только бедности, но и нищеты. Это более тяжелое состояние, чем бедность - проблема нищеты многодетных семей. Это тоже серьезная проблема, которая гораздо более существенна для решения демографического вопроса. 
 
Так что осталось министру сделать? Помочь выполнить просьбу-предложение Патриарха о выводе абортов из ОМС, освободить миллиарды рублей на создание не существующих пока в большом количестве государственных центров кризисной беременности, перенаправить те деньги, которые выделяются на поддержку ЭКО, на центры кризисной беременности, на оплату работы консультантов и социальных работников, на те медицинские процедуры, которые помогают спасать жизнь, а не убивать. Так что задел хороший, слова хорошие, мы будем надеяться, что за ними последует дальнейшее усиление борьбы с абортами, в том числе путем вышеперечисленных мер. 
 
Источник: http://ruskline.ru
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос нужен, чтобы убедиться, что вы не робот.
Image CAPTCHA
Все буквы строчные, цифр нет.